Михаил Чебоненко

Когда я учился на филфаке уже не существующего ВГГУ, Михаил был своего рода легендой, на него равнялись студенты, желающие попасть в профессию «журналист». Еще Михаил Чебоненко нередко был примером для студентов, как положительным, ведь им до сих пор гордятся, так и отрицательным – за плохую посещаемость и оценки. Сейчас Михаил трудится на федеральном канал НТВ, в команде ведущих телепрограммы «Сегодня». Все остальное в интервью. Читаем!

— Михаил, ты – выпускник филфака, диплом твой отнюдь не красный, но это не помешало тебе стать успешным и востребованным журналистом.

— Спасибо, что выяснили все подробности моего окончания филфака. Да, действительно, добросовестным студентом меня назвать было сложно, и мне всегда было за это стыдно, как перед ответственными однокурсниками, так и перед преподавателями. Все потому, что я довольно рано начал работать (со второго курса) и сразу оказался в «катушке» ГТРК, в новостях, которые выходили много раз в день.

И я настолько втянулся в телек, что учеба невольно отошла на второй план. Но я все равно почерпнул на филфаке немало, за что благодарен всем, кому было не безразлично, с каким багажом знаний я оттуда выйду. В журналистику хотел попасть еще в школе. Учился и жил в поселке Вольгинский Петушинского района. В 11-м классе подрабатывал в молодежном отделе районной газеты под началом интереснейшего человека и классного журналиста Игоря Соколова. Готовился поступать на журфак МГУ. Но в итоге слегка подкачал на сочинении, и 1 балла не хватило.

Так я поступил на владимирский филфак. Внештатно работал в студенческой газете «Студинфо» (она не очень долго просуществовала). А через годик по совету знакомых связался с Игорем Кузютиным (он тогда руководил молодежной телестудией «Пионер»), съездил на съемку в качестве стажёра, но остался в итоге в новостях. Андрей Николаевич Филинов предложил (тогда он был главным редактором ГТРК). Так и втянулся в профессию.

— Бытует мнение, что работа на местном ГТРК — это разгонная полоса многих журналистов, но не все уезжают?

— Я бы даже отметил, что порой лучшие не уезжают. Сейчас на ГТРК продолжают работать те, за кем мне всегда тянуться приходилось. И они, как я смотрю, остаются на высшем уровне. И благодаря этим людям появляется новое поколение профессионалов. Это костяк. Для меня ГТРК стало разгонной полосой, и я все-таки уехал. У меня по жизни — тяга к перемене мест.

— Михаил, как ты попал на НТВ, сразу, или были промежуточные моменты?

— Не сразу, где-то недельку я стажировался на канале  Рен-ТВ в новостях. Там тогда был ведущим наш земляк, тоже выходец из ГТРК — Илья Доронов. Однако взять сразу меня не смогли, и я отправился на НТВ в программу «Чрезвычайное происшествие», или ЧП. Так криминальная журналистика затянула меня на 8 лет.

— Сколько лет ты работаешь на НТВ и какой путь пришлось пройти?

— На НТВ без трех месяцев 10 лет. Большую часть этого времени работал в ЧП. Работа для романтика: экстренные выезды, командировки, аварии и катастрофы, пожары, убийства и так далее. Соответственно, от корреспондента ждут быстрого принятия решений, постоянный режим прямого эфира, работа «с колес», разные подходы при создании сюжетов (шеф всегда призывал к экспериментам)… В общем, сильнейшая школа. На пару лет меня отправляли в Санкт-Петербург, там руководил корпунктом от программы, делал материалы из северной столицы и Северо-Западного региона. Вернулся в Москву как раз, когда на Украине все эти беспорядки начались.

— И тогда ты примерил на себя накидку военкора с надписью PRESS, броником и каской?

— Можно и так сказать. На Майдан парни-коллеги ездили, пока я в Питере был, а вот Донбасс застал с самого начала. Сначала месяц в  Краматорске провели. Там, конечно, чуть спокойнее было, чем в соседнем Славянске, но постоянное чувство «пороховой бочки» присутствовало. Пару раз высшие силы нас реально спасли. Обстрелы, перестрелки, госпиталь с ранеными…

Потом вернулся и продолжил снимать происшествия. А через три месяца  меня в Донецк командировали. Там тогда пик конфликта был. Моя задача была прямые включения делать на программу «Сегодня».  То есть выезжать туда, на передовую почти, где обстрелы были, и включаться оттуда. Чуть больше месяца был в Донецке, Горловке, Дебальцево… А за три дня до отъезда по заданию Москвы фильм снял про детей войны. В рамках программы «Профессия — репортер». Снимали детишек, пострадавших от обстрелов, потерявших жилье, родных… На этом моя практика военкомата и закончилась. Кстати, в Кремле вручили орден Дружбы за эту командировку.

— Москва стала родным домом, или все-таки ты воскресный владимирец?

— Москву никогда не считал чужим городом. Я ведь рос в ста километрах от нее. Между Москвой и Владимиром. То к братьям двоюродным ездил в гости, то с родителями по магазинам, театрам и паркам… Сейчас у меня жена москвичка, дети — москвичи. Во Владимир только погулять приезжаю, люблю этот город, и друзья у меня здесь, дорогие сердцу.